Почему убийство генерал-полковника Сулеймани стало стратегической ошибкой Америки?

Почему убийство генерал-полковника Сулеймани стало стратегической ошибкой Америки?

Мощная игра мученика генерал-полковника Сулеймани на шахматной доске стран региона, целью которой была разрушение ДАИШ (ИГИЛ), заставила Соединенные Штаты совершить террор; действие, которое привело к изоляции Америки, голосованию иракского парламента за изгнание американцев, постепенный вывод из этого географического района и напротив увеличение регионального влияния, а также увеличение способнестей беспилотников и ракетных возможностей Ирана.

Три года назад, в эти дни (13 дея 1398 года по иранскому календарю), американская армия в ходе террористической операции по приказу бывшего президента этой страны Дональда Трампа убили командующего силами «Аль-Кудс» КСИР генерал-полковника Касема Сулеймани и ряд его товарищей, в том числе Абу Махди Аль-Мухандиса, заместителя сил Аль-Хашд Аш-Шааби Ирака, через несколько минут после выхода из багдадского аэропорта.

Этот террористический инцидент принес международные обвинительные приговоры в дополнение к словесной и полевой реакции Ирана; в качестве примера Агнес Калламар, специальный докладчик ООН в области незаконных и произвольных убийств, назвала незаконным преступление США в связи с мученической смертью генерал-полковника Сулеймани.

Выдающиеся личностные качества генерал-полковника Сулеймани, в дополнение к его способности использовать  эффективную тактику боя и тактику в полевых условиях, заставили даже американских официальных лиц признать его влияние.

Американский генерал Марк Киммитт сказал на круглом столе «Аль-Джазиры»:»Сулеймани был командиром, который сиял, как бриллиант; он превосходно применял военную тактику; он очень умело организовал «Народную мобилизацию» (аль-Хашд аш-Шааби); мы бы гордились, если бы он служил в армии США; проблема Сулеймани была в том, что он был против нас».

Защитник Ирака и региона от кошмара ИГИЛ

В разгар террористической деятельности ИГИЛ, мало кто предсказывал, что дело этой террористической группировки будет закрыто через несколько лет. В своих комментариях американцы подчеркивали, что для полного разгрома и уничтожения ИГИЛ потребуется 30 лет, и на самом деле они считали, что три десятилетия войн и конфликтов и последующих споров в регионе будут продолжаться.

Какую роль смог сыграть генерал Сулеймани в уничтожении ИГИЛ, хорошо видно во время противостояния с этой группировкой на севере Ирака, особенно в Эрбиле.

В месяце хордад 1393 г. по иранскому календарю силы ИГИЛ, продвигаясь в направлении северных районов Ирака, быстро захватили важные районы севера этой страны, в том числе Мосул, а с другой стороны, силы ДАИШ начали наступление от западных границ Ирака в провинции Аль-Анбар и, захватив большую часть этой провинции, начали свое движение в сторону Багдада для захвата столицы Ирака.

В продолжение своего наступления на севере Ирака, после захвата Мосула, ИГИЛ осадило город Эрбиль и собиралось оккупировать важную часть иракского Курдистана, захватив этот город.

Пока ИГИЛ делало последние шаги по захвату Эрбиля, важное событие спасло этот город от неминуемого падения. Генерал Сулеймани лично отправился в Эрбиль с 70 солдатами и сумел прорвать осаду Эрбиля в ходе операции, которой он руководил.

Некоторое время спустя, в месяце мехр того же года, генерал Хаджизаде, командующий аэрокосмическими силами КСИР, сказал в этой связи: «Если бы не был Иран, ИГИЛ захватило бы иракский Курдистан, генерал Сулеймани остановил ИГИЛ с 70 людьми и не позволил им войти в Эрбиль».

Хусейн Амир-Абдуллахиан, тогдашний заместитель по арабским и африканским делам министерства иностранных дел, сказал по этому поводу: «Когда ИГИЛ собиралось полностью осадить Эрбиль, мне позвонил генеральный консул Ирана в Эрбиле и сказал, что все люди и даже семья Барзани покинула Эрбиль. В этой критической ситуации, лидер иракского Курдистана Масуд Барзани более 5 раз обращался за помощью к американским силам и антиИГИЛовской коалиции, но американцы не отвечали на его просьбы».

Кроме того, когда святыня имамов «Аскари» (мир ему) была осаждена ИГИЛ, генерал-лейтенант Сулеймани вошел в этот район и за короткий промежуток времени смог вынудить ИГИЛ отступить и спасти Самарру от их захвата.

Аналитическая база «Responsible Statecraft», аффилированная с «Институтом Quincy», в аналитическом отчете, написанном Стивеном Саймоном, старшим аналитиком этого аналитического центра и профессором международных отношений в «Colby College» в США, подтвердила вооружение ИГИЛ Соединенными Штатами и их союзниками и пишет: «ИГИЛ возникло в Сирии из-за хаотичных условий и было непреднамеренно вооружено иностранными субъектами, в том числе Соединенными Штатами. ИГИЛ завербовало 14497 солдат из Саудовской Аравии, Иордании, Туниса и Франции, а также небольшие группы из десятков других стран».

Старший аналитик аналитического центра Quincy в середине месяца шахривара, в разгар политического кризиса в Ираке, попытался ответить на этот вопрос: «Как мученическая смерть генерала Сулеймани вывела из строя рычаги американского влияния в Ираке?» и написал: «Нынешний кризис в Ираке вызван разногласиями между аль-Малики и Муктадой ас-Садром. Этот процесс возвращает нас к вопросу об убийстве генерала-полковника Сулеймани США в Ираке. Этот инцидент был не только нарушением суверенитета Ирака, но иракцы считали Сулеймани и Аль-Мухандиса, а также Аль-Хадж Аш-Шааби своими спасителями от гнета ИГИЛ. Террор генерала Сулеймани, как и другие безрассудные действия Трампа, особенно его выход из СВПД, затрудняет продвижение американских интересов».

Запад в постоянном страхе мести

После мученической кончины генерал-полковника Сулеймани верховный лидер революции пригрозил Америке «суровой местью» и сказал: «Жесткая месть ждет преступников, запачкавших свои грязные руки кровью его и других мучеников вчерашнего инцидента». Запуск Ираном 13 ракет по американским войскам, дислоцированным на базе Айн аль-Асад в Ираке, был лишь одним из ответных ударов нашей страны.

Даг Бандо, старший научный сотрудник Института «Катона» (Cato Institute), американского политического аналитического центра, в заметке раскритиковал действия администрации Трампа в отношениях с Ираном, особенно мученическую гибелб генерал-полковника Сулеймани, и оценил какие-либо ответные меры Тегерана, рациональными и результатом на поведение Белого дома.

В этой заметке он обсудил причины задержки мести за генерала Сулеймани, а также объяснил потери и значительные разрушения Айн аль-Асада и написал: «Администрация Трампа нарушила неофициальную процедуру, убив генерала Сулеймани, и нацеливание на него было в лучшем случае поспешным. Кроме того, генерал Сулеймани был не мелкой фигурой, а важным политическим и общественным деятелем, по которому публичный траур в Иране был реальным и внутренним».

В продолжении статьи аналитического центра Катона говорится: «До сих пор Вашингтону удавалось избегать ответных действий Ирана только благодаря сочетанию двух факторов: «сдержанности» и «шанс». Конечно, администрации Трампа не удалось предотвратить ответные меры Ирана. Тегеран нанес ракетный удар по базе США, что привело к значительным потерям и расходам, но Трамп преуменьшил это».

По словам старшего научного сотрудника Института Катона, террор генерала Сулеймани преподало Вашингтону важный урок, а именно то, что Иран является жестким конкурентом с неожиданными действиями. Американские политики должны знать, что ни одно убийство не будет без ответа и что за любое вмешательство США в будущем будет возмездие. Поэтому, подход администрации Трампа к Ирану потерпел катастрофическую неудачу, и администрация Байдена должна пойти по другому пути.

С тех пор, чиновники республиканской администрации Трампа всегда находились в постоянном страхе. Не так давно, госсекретарь США Энтони Блинкен подтвердил на заседании сенатского комитета по международным отношениям: «Нападений на наши силы не было в течение значительного времени, мы не льем слез по (генералу) Сулеймани, но с тех пор, как мы вышли из соглашения, мы убили его и заклеймили КСИР как террористов, нападения на нас увеличились на 400%».

Американский сенатор Тед Круз также заявил: «КСИР пытается убить бывших чиновников администрации Трампа. Государственный департамент США тратит 2 миллиона долларов в месяц на защиту бывших чиновников. Когда иранцам говорят прекратить добиваться убийства бывших чиновников в обмен на снятие санкций с КСИР, они отвечают: нет…»

Мотивация, умноженная из-за террора

После мученической смерти генерала Сулеймани, в Иране и в исламском мире произошло единство во имя мести врагам, особенно Америке и Израилю. На самом деле, если бы Иран хотел создать это единство, ему пришлось бы понести большие затраты, но стратегическая ошибка бывшего американского президента и его публичный террористический акт в регионе способствовали процессу сближения и единства. Спустя всего два дня после мученической смерти генерала Сулеймани, иракский парламент проголосовал за то, чтобы отозвать все иностранные силы, проведя встречу по изгнанию американских войск.

При установившемся единстве, Иран продолжал оказывать влияние и играть свою эффективную роль в регионе с большей силой, а поэтапный и постепенный уход пришелся на долю США; сокращение американского влияния в Сирии и Ираке и безответственный уход из Афганистана были лишь частью провала стратегии Белого дома в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

Конечно, после инаугурации Джо Байдена и продолжения пути Трампа даже стратегические партнеры США, такие как Саудовская Аравия, отделились от Вашингтона и склонились в сторону России и Китая. Кроме того, между Тегераном и Эр-Риядом было проведено несколько раундов переговоров по возобновлению отношений.

Вступление и роль Тегерана в региональных и внерегиональных соглашениях и организациях, таких как ШОС и БРИКС, а также значительное увеличение мощи беспилотников и ракет Исламской Республики Иран — это другие вещи, которые показывают, что с мученической гибелью генерала, вообще страна не только не ослабевает, а наращивает мощь день ото дня.

Около трех месяцев назад американский сайт «1945» опубликовал анализ под названием «Большая мечта Ирана; использование ракеты «Кадер» для уничтожения ВМС США?» автора Майи Карлин. Майя Карлин — аналитик, занимающийся вопросами безопасности на Ближнем Востоке, и в настоящее время является секретарем отдела обороны Ближнего Востока в журнале «1945».

Из содержания этой заметки можно понять страх Америки и сионизма перед ракетой «Кадер». В части этой аналитической записки указывалось: «Ракета «Кадер» обладает широким спектром возможностей; потенциалы, которые делают ее лучшей ракетой ВМС Ирана».

С точки зрения секретаря отдела обороны Ближнего Востока публикации 1945, среди особенностей этой ракеты — высокоточная навигационная система, автоматическая система управления полетом и передовая радиолокационная система. Кадер использует солидный ускоритель, обеспечивающий необходимое ускорение для этого оружия в начальной фазе. После завершения первой ступени, держатель ТРД завершает работу ракету второй ступени.

Заключение

В целом, террор генерала Сулеймани американской армией на территории третьей страны послало миру как минимум два очень важных сообщения:

1. Независимость и территориальная целостность других стран не важны для американских чиновников.

2. Создан двойной стандарт терроризма (хороший терроризм и плохой терроризм), который интерпретируется в соответствии с интересами США и их западных союзников; это справедливо и для вопроса прав человека.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =