Военный кабинет решает судьбу сделки по освобождению заложников

Военный кабинет решает судьбу сделки по освобождению заложников

В четверг вечером на заседании узкого военного кабинета решается вопрос о заключении сделки по освобождению заложников. Главарь ХАМАС Яхья Синвар утвердил  предложенный Катаром вариант сделки и прекратил отвечать на звонки. По информации корреспондентов  «Хадашот 13» Мории Асраф и Равива Друкера, глава «Моссад» Дади Барнеа поддерживает заключение сделки на условиях, уже согласованных с ХАМАС, его поддерживает член военного кабинета Гади Айзенкот, — но премьер-министр Нетанияху и министр обороны Галант выступают против. 

Согласно “Хадашот 13”, узкий кабинет поделился на сторонников и противников жесткой линии, которая заключается в том, что Израиль требует освободить сразу всех гражданских заложников, “всех матерей и детей”, и не готов ни на какие компромиссы в этом вопросе. Дади Барнеа, непосредственный участник переговоров в Катаре, считает правильным освободить тех, кого сейчас возможно, — речь идет о примерно пятидесяти заложниках.  

Армия, как сообщается, готова “проявить гибкость” и не препятствовать своими требованиями освобождению заложников. Из публикации следует, что против “гуманитарного перемирия”, необходимого для передачи заложников “Красному кресту”,военные уже не возражают, а главным камнем преткновения стали требования, выдвигаемые политическим руководством, — “все или ничего”. 

ХАМАС с первого дня войны утверждает, что большая часть гражданских заложников была похищена не его боевиками, а другими вооруженными бандитами из Газы, включая проправительственных “народных дружинников” («шабиха»). Представители террористической организации заявили катарским посредникам, что в руках ХАМАС находятся лишь около 20 гражданских заложников.

Шеф “Моссада”, видимо, считает эту версию достоверной, но члены кабинета расценивают ее как попытку ХАМАС “уйти от ответственности за всех заложников” и требуют ”не потакать» таким попыткам.

Министр финансов Смотрич не входит в состав военного кабинета, но счел необходимым довести до сведения общественности свою позицию. Судьба заложников его не волнует, главное — не вести никаких переговоров с Синваром. 

Смотрича возмущает “тот факт, что на 41 день войны Синвар еще может вести переговоры и выдвигать условия освобождения заложников”. Этот факт, по его словам, означает — “мы идем не в том направлении”. Военному кабинету Смотрич предлагает “транслировать силу, прекратить любые переговоры и показать нацисту и его катарским патронам, что условия здесь диктуем мы”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × один =